все новости ВЛАДИМИР ВОЛЧКОВ: «Цели всегда максимальные!»
 
 
Имя Владимира Волчкова золотыми буквами вписано в историю белорусского и мирового тенниса. Сегодня легендарный белорусский теннисист занимает пост заместителя исполнительного директора Белорусской теннисной федерации. В специальном интервью для портала TENNIS.BY,  Владимир рассказал, какие перемены ждут теннисный мир в нашей стране, и какое будущее у белорусского тенниса.
 
На прошлой неделе впервые с 2010 года в Республике Беларусь вновь прошли мужские профессиональные турниры серии Futures. Насколько важно для развития белорусского тенниса проведение подобных турниров?
Безусловно, это очень важный шаг. Сейчас растет плеяда игроков, которым сегодня 16-18 лет, которые приняв участие в этом турнире, «понюхают пороха» профессионального тенниса, при этом не обременяя себя на большие расходы. Играть дома всегда приятно, здесь и родные стены помогают, выступать на домашних кортах, на которых многие из них предварительно сыграли международный юниорский турнир Belkanton Cup – это очень большой скачок для их теннисного развития.
В целом, нам необходимы именно профессиональные турниры, чтобы воспитать высокую теннисную культуру и спортивные ценности, потому что разница между юниорским и профессиональным теннисом значительна. Отмечу, что это важно не только для игроков, но и для тренеров: на фоне профессионалов видно в каком направлении в настоящий момент двигается мировой теннис, чему уделять внимание, и над чем больше работать на тренировках. Многие ребята приезжают посмотреть именно за тренировочным процессом. Очень много положительных моментов несут с собой такие турниры, и возвращение мужских турниров в Беларусь - это большой шаг вперед для белорусского тенниса. Конечно, хотелось бы, чтобы в будущем турниры приобрели более высокую категорию, но в любом случае это огромный плюс для развития тенниса в нашей стране.
 
  
 
Традиционно в таких турнирах принимали участие наряду с ведущими теннисистами и перспективные юниоры. Для кого, по вашему мнению, наиболее эффективными будут эти турниры? С какого возраста теннисистам, по вашему мнению, необходимо начинать выступать во взрослых турнирах? Когда Вы сами сыграли свой первый подобный турнир?
Можно оттолкнуться от статистики, цифры которой прозвучат грозно. Первые 10 человек в мировом рейтинге АТР к 18 годам уже стояли в ТОР-100 планетарного рейтинга – и Роджер Федерер, и Новак Джокович, и Рафаель Надаль, и Энди Мюррей. Но достаточно удовлетворительным результатом можно считать попадание и в двадцать лет, такие теннисисты занимают 25-50 позицию в рейтинге, надежно закрепились в первой сотне и имеют стабильную успешную карьеру. Многие спортсмены попадают в ТОР-100 и в 22 года, и у них есть неплохие перспективы несколько лет отыграть на весьма приличном уровне. Это не голословные цифры, я сам провел статистический анализ и понимаю, о чем говорю.  Это именно те ориентиры, о которых можно говорить, на которые нужно нацеливать нашу молодежь. Следует помнить, что Виктория Азаренко в пятнадцать лет выиграла Открытые чемпионаты Австралии и США, турниры серии «Большого шлема» среди восемнадцатилетних юниоров. В семнадцать лет она уже стояла в ТОР-100 рейтинга WTA и одерживала победы над самыми сильными теннисистками мира.
Необходимо поднять и общий уровень тенниса. Сегодня Владимир Игнатик и Дмитрий Жирмонт входят в ТОР-200 – и это тоже является ориентиром для подрастающего поколения. Но главная задача – дать возможность талантливой молодежи, которым сейчас 16-18 лет, включаться в тренировочный процесс со сборной, чтобы они могли набираться опыта и мастерства у игроков, которые уже играют на этом уровне. Участие в ежедневном тренировочном процессе поможет молодым ребятам понимать, куда им нужно расти и что необходимо для этого предпринимать.
Когда я начинал свою профессиональную теннисную карьеру, не было еще турниров серии Futures, были так называемые Satellite. Мне было семнадцать лет, я только что вернулся из Англии, где вошел в восьмерку юниорского Wimbledon, и мне в Москве дали “wild card”. На первом турнире я дошел до полуфинала, и с первого турнира я уже увез 8 рейтинговых очков. Как раз в то время мы все начали делать первые шаги в профессиональном спорте – Евгений Михеев, Максим Мирный – и мы довольно уверенно пошли вперед.
 
Ни для кого не секрет, что в мужском теннисе после громких имен Мирного и Волчкова не появилось достойных преемников. Нынешние лидеры белорусской сборной Владимир Игнатик и Дмитрий Жирмонт находятся в районе 200 позиции рейтинга АТР. С чем связана данная ситуация? Что необходимо предпринять для того, чтобы нейтрализовать этот диссонанс в мужской сборной?
Вопрос стоит очень остро. Если вновь обратиться к статистике, за 13 лет мы не вырастили ни одного игрока первой сотни. Если начать в это вдумываться, то волосы на голове "дыбом встают". При том количестве баз и кортов, которых сейчас недостаточно для нормального функционирования тенниса как вида спорта, но все же, были условия для подготовки пары человек. И когда ты понимаешь, что за 13 лет мы не вырастили ни одного игрока первой сотни, не говоря уже о ТОР-20 или ТОР-50. Или хотя бы ту команду, которая смогла бы подхватить те результаты, которые мы с Максимом Мирным показывали в Кубке Девиса, ты понимаешь, что это были огромные системные недочеты. Это все нужно исправлять и работа предстоит колоссальная. Сегодня мы достойны большего, если десять лет назад команда Кубка Девиса была предметом гордости для всей Беларуси, когда мы могли конкурировать с огромной Россией, украинцы равнялись на нас и поляки завидовали, то на сегодня ситуация получается обратная. Теннисист из Польши играет в восьмерке основной сетки Wimbledon, у Украины полная команда из 4-5 человек, играющих в первой сотне, про Россию я промолчу. А у нас стало все наоборот. Конечно, это ненормальная ситуация, и есть этому объективные причины.
В течение многих лет на теннисных базах возникали различные частные инициативы, было много состоятельных людей, которые корты арендовали для детей, и подключали хороших тренеров, но результата не было. Если говорить о девушках, за исключением Виктории Азаренко и Ольги Говорцовой, последней белорусской теннисисткой попавшей в сотню была Анастасия Екимова в 2005 году. Александра Саснович и Илона Кремень сейчас находятся в районе ТОР-200 рейтинга WTA. Но это не тот уровень, которого мы все хотели бы ожидать. На мой взгляд, отсутствие централизованной подготовки сборных команд и привело белорусский теннис к нынешней плачевной ситуации. Система, когда каждый тренируется отдельно, не оправдала себя. Сейчас новая система подготовки будет подобна той, которой придерживаются другие медальные виды спорта. К примеру, сборная по гимнастике по 9-10 месяцев в году проводят на сборах в Стайках, выезжают только на соревнования и на сдачу экзаменов в институте. У сборной по гребле идет постоянный тренировочный процесс – сбор или соревнования. Люди с утра до вечера живут спортом, и это дает возможность и большого количества спортсменов «вышибать искру» в виде наиболее ярких и талантливых спортсменов.
Задача номер один – это организовать работу в теннисных центрах таким образом, чтобы обеспечить всем необходимым тех спортсменов, входящих в сборную, которые своими результатами заслужили попасть в лучшую четверку или шестерку в своей возрастной группе. Сегодня Белорусской теннисной федерацией отработан критерий отбора попадания в четверку или шестерку лучших. Дальше будет очень важно, чтобы тренера организовали свой тренировочный процесс таким образом, чтобы дать все самое лучшее и необходимое этим ведущим теннисистам в каждой возрастной категории.
Время показало, что действующая система подготовки спортсменов не работает. Мое личное мнение, причина этому отсутствие централизованной подготовки сборных команд. Пришло время оставить на втором плане личные интересы, открыть глаза и увидеть всю картину целиком. Для самых лучших, тех, кто заслуживает, кто трудится, создать оптимальные условия для тренировок. Сделать рывок вперед, перезапустить систему и восстановить ситуацию, а также дать новые нормы и новую интенсивность в работе – я уверен, что за год или два, если нам удастся это осуществить, то результаты не заставят себя долго ждать. А это увидят все – и родители, и тренера, и все те, кто сомневается или скептически относится к новой системе. Они поймут, что это верный курс. Поэтому хочется, чтобы было понимание со стороны тех людей, от которых сегодня будет зависеть функционирование новой системы. Стоит понимать, что чудес не бывает, и что результат не будет очень быстрым. За тринадцать лет у нас не было никаких результатов, я реалист и прекрасно понимаю, что необходимо несколько лет, чтобы в целом изменить ситуацию с белорусским теннисом, скорректировать подход к тому, что мы делаем.
Сегодня идет очень высокий запрос со стороны государства, лично меня подкупает огромный энтузиазм со стороны нового Председателя Белорусской теннисной федерации Александра Васильевича Шакутина. Каждая наша встреча наполнена сильнейшим оптимизмом, импульсом, что хочется сразу подорваться и побежать делать эти результаты. Это очень важно, и это один из ключевых моментов, которого не хватало белорусскому теннису. Сегодня этот энтузиазм, этот запал, которым обладает Александр Васильевич, приносит веру, что мы сможем все эти процессы сдвинуть и пойти вперед.
 
  
 
Вы работали некоторое время в одной из лучших теннисных команд мира, в команде россиянки Марии Шараповой. Поменялись ли Ваши взгляды на развитие тенниса после этой работы? Почему Вы приняли решение вернуться в Беларусь? Насколько реально подготовить в Беларуси теннисистов такого же класса?
За время работы с Марией, я утвердился в тех мыслях и тех ощущениях и пониманиях, которые у меня были. В то время я только начинал свою тренерскую карьеру – одно дело видеть моменты изнутри корта, а совершенно по-другому они выглядят, когда ты смотришь на них как тренер.  Попав в команду, я убедился в правоте своих мыслей. А именно: на самом высоком уровне, значит и на всех остальных, колоссальное количество времени уделяется физподготовке спортсмена. Уровень нагрузок, который предлагает современный спорт, запредельный и не является нормальным. Поэтому одной из самых главных задач, как на самом высоком уровне, так и везде, это следить за физическим состоянием спортсмена, чтобы он мог реализовывать тот талант, который у него есть.
Поэтому наша сегодняшняя задача – готовить не просто теннисистов, а готовить хороших, здоровых, развитых атлетов, которые смогут справиться с теми задачами, которые им предстоит выполнить. Сегодня, когда у нас стоит вопрос у двадцатилетнего спортсмена развитие его функциональных качеств, скорости или просто технических моментов – это значит, что время упущено. Сегодня в 18-19 лет спортсмены начинают зарабатывать очень серьезные деньги, они уже являются частью игры. Огромный акцент будет сделан на переоснащение теннисных центров необходимым оборудованием, которые позволят нашим тренерам по ОФП делать из наших спортсменов хороших атлетов.
Огромный плюс, что есть понимание важности этого процесса у Председателя Федерации. Мы приведем наши центры в состояние соответствующее мировым стандартам и целям, которые мы перед собой ставим.
Сегодня есть энтузиасты, которые понимают, как работать, но у них нет возможности. Например, во РЦОПЕ по теннису было только 2 беговые дорожки, а мы по объективным причинам 7 месяцев в году тренируемся под крышей. Возникает вопрос: как заниматься функциональной подготовкой? Если провести анализ выступления наших юниоров, у нас всегда идет провальная весна: они вступают в новый сезон, а первые юниорские турниры проходят весной на «грунте», они просто функционально не готовы, а это ведет к поражениям. Такое ощущение, что цель стоит просто «перезимовать». Поэтому без поднимания функциональной подготовки спортсменов, говорить о серьезных задачах и их реализации очень сложно. Это работает не только во всех теннисных академиях в мире. Сегодня лидеры мирового тенниса в своей команде обязательно имеют тренера по ОФП, а это главный индикатор того, что это очень важно.
Мне изначально не хотелось уезжать из страны. Я был главным тренером сборной почти два года. Но в какой-то момент я понял, что я находился в должности «свадебного генерала», когда ты нужен для подписания документов, чтобы что-то сдвинуть, но в то же время, когда говоришь, что нужно для того чтобы изменить ситуацию – это откладывается и исчезает. А любому амбициозному человеку, который хочет делать хорошую работу и отвечать за свой результат, очень сложно все реализовать, когда у него связаны руки бюрократической веревкой. Я понял, что не могу обманываться, если мне начинают объяснять, как нужно работать в теннисе те, кто вообще не представляет, что это такое. На тот момент я в теннисе провел уже более 20 лет, я бегал по этому корту, проливал здесь пот, кровь и слезы, то, наверное, я что-то в этом понимаю. Но раз нам с ними не по пути, я начал искать место, где я был бы востребован. Достаточно быстро меня взяли «на заметку» и я очень рад, что мне удалось поработать в той команде.
В команде Марии наступило время трансформации. А я ждал возможности вернуться домой. Мне поступало много различных предложений, но меня лично подкупил энтузиазм нового Председателя Федерации, и я с радостью принял предложение от Александра Васильевича. Когда ты, находясь за границей, разговариваешь по телефону с человеком о теннисе час или полтора, если твоему собеседнику это не интересно, таких бесед просто не будет. Ты понимаешь, что есть люди не из тенниса, но которые так за него переживают, и более того, находят время в своем напряженном рабочем графике ездить по лучшим теннисным академиям, изучать, как поставлен тренировочный процесс. Это лучший сигнал о том, что будет идти движение только вперед!
Как нормальный человек, который тут родился, у которого здесь родители и семья, мои дети здесь растут, я хочу работать дома, на благо своей страны. Пришло время! Любой человек, разговаривая о любимом деле, может час или два с неподдельным искренним интересом обсуждать теннис, как сделать лучше. Это подкупает и хочется стать частью этого процесса! А когда есть возможность заниматься этим у себя дома – о чем еще можно мечтать!
 
  
 
Как вы оцениваете ситуацию развития тенниса в Беларуси? На что следует обратить особое внимание? Как обстоит вопрос с тренерскими кадрами?
Вопрос на сегодняшний день один из самых острых. После проведенного анализа ситуации в белорусском теннисе за 15 лет, два звена, которые сработали слабовато – это тренера и руководство центров подготовки. 15-20 лет назад, когда нас приходило 20 человек на корты школы МАЗ и мы набивали в стеночку по 7 месяцев в году, и потом каким-то образом показывали очень неплохие результаты, постоянно занимали призовые места на всесоюзных соревнованиях. Белорусская школа тенниса в то время была одна из лучших в союзе. Дело вот в чем: тренера были фанатами и энтузиастами своего дела и в худших условиях могли оказывать такое информационное и педагогическое воздействие на спортсменов, что они делали из них чемпионов. Сегодня больше кортов, есть ракетки, мячи – но результатов не было. Нужно разобраться в четкости работы директоров центров и тренеров. Есть понимание проблемы, и есть пути ее решения. Есть уши, которые слышат и есть люди, которые готовы поменять систему, чтобы мы могли дать лучшее лучшим! Есть достаточное количество мудрых, опытных тренеров, у которых раньше не было возможности посвятить все свое время только работе на результат. Тренера не «не сработали», а недоработали, возможно, из-за условий, в которых им приходилось работать. Есть люди, которые смоли адаптироваться к системе и отодвинуть свое материальное обогащение на второй план, и продолжать работать, чтобы подготовить какой-то резерв. Не стоит сбрасывать со счетов, что, возможно, в работе с белорусскими сборными будет приглашен иностранный специалист. Есть страны, соотносимые по размером с нашей, но имеющие богатые теннисные традиции. Например, Сербия, у них маленькая страна, но огромное количество играющих людей. Это говорит о том, что есть очень хорошая теннисная школа. Есть хорошие тренера, есть специалисты, которые вернулись, есть люди с именами, и с результатом, сегодня мы должны все вместе встать на одну черту с надписью «Старт» и пойти вместе вперед!
 
    
 
Сегодня планируется создание Академии белорусского тенниса. Какой Вы ее видите? Кто из спортсменов будет в ней обучаться? Кто преподавать? Через какое время мы сможем увидеть результаты работы Академии?
Нам не нужно «изобретать велосипед». Самое главное, что есть хорошая база, которая скоро дополнится еще 4 крытыми кортами. Самое главное – принцип работы академии многократно в разных странах уже показал свою эффективность. Нам нужно ее у нас внедрить. Акцент на том, чтобы выделить максимально необходимое время для работы со сборными командами. На каждую сборную необходимо как минимум по 2 тренера – один имел возможность выезжать с командой на соревнования, а другой продолжать тренировочный процесс. Обязательно будут привлечены хорошие специалисты по ОФП. И вопрос в финансировании. Если после Олимпиады в Лондоне из 13 белорусских медалей 2 принесли теннисисты, то при распределении бюджетного финансирования должно это учитываться. Мы это заслужили. На эти деньги мы могли поднять зарплату тренерам, дать им возможность съездить на большее количество турниров, или довести базы до «полного цикла» по всем мировым теннисным нормам и стандартам.
Достижение результата – это приведение системы в соответствие тому, к чему мы стремимся. Есть материальная часть: мы должны привести центры в соответствие – если сегодня есть тенденции работы на ОФП и СФП, то мы должны подключать таких специалистов к работе, корты есть – нужно доработать тренажерные залы, сделать минимум медицинского обеспечения – например, элементарные ледяные ванны после тренировки в жаркий день. У нас нет пока даже этого, или экспресс-тесты анализа крови у спортсменов, которые в течение 2 минут покажут состояние спортсмена и возможно ли давать ему повышенный уровень нагрузок. Это базовые вещи – гигантская помощь тренерам и спортсменам.  Приведение материально-технической базы в соответствие тем целям, которые мы им ставим, и второе – люди, чтобы тренера соответствовали поставленным задачам и оказывали на спортсменов необходимое воздействие на спортсменов, чтобы они становились лучше!
 
Сейчас Вы возглавляете тренерский штаб во Дворце тенниса и являетесь заместителем исполнительного директора РОО «БТФ». Какие Вы ставите перед собой цели на этих должностях? Каким по вашему мнению будет будущее белорусского тенниса? Что необходимо предпринять, чтобы вывести теннис в Беларуси на передовые позиции?
У всех нас задача – создать такую систему подготовки спортсменов в сборных командах, которая будет готова к приему талантливых белорусских детей. Сегодня предстоит титаническая работа по запуску новой системы. Цели всегда максимальные! И результаты нашей работы не дадут себя долго ждать!
 
беседовала Екатерина Лисица