все новости SPORT.TUT.BY: "Мечтаю стать популярным"

"Мечтаю стать популярным". История 10-летнего россиянина, выбравшего Беларусь для занятия теннисом

Юрий Михалевич / Фото: Дарья Бурякина / SPORT.TUT.BY

Пять раз в неделю Алена Ильина отвозит сына Сашу под Раков, где он учится быть теннисистом. А ведь еще полгода назад они жили на севере России и даже не думали о переезде в Минск. Через историю одной российской семьи SPORT.TUT.BY рассказывает еще и об уникальной академии, построенной белорусским поклонником спорта за собственных 2 млн долларов.

Почему Саша из Архангельска переехал в Беларусь

Это Саша Ильин. Ему 10 лет. Каждое утро перед походом в школу он собирает два портфеля: один ранец — для книг и тетрадей, другой — для ракеток. Вместе с родителями мальчик переехал в Минск из Архангельска, чтобы заниматься теннисом.

Звучит так, будто Беларусь является одним из мировых центров инновационного развития в этом виде спорта и обладает россыпью молодых талантов, штурмующих вершины мужского и женского туров под взором у белорусских тренеров.

Увы, лучшие представители современного отечественного тенниса Максим Мирный и Виктория Азаренко сформировались как игроки топ-уровня за границей. Максим уехал в Соединенные Штаты в 13-летнем возрасте, Вика — в 15 лет. На постсоветском пространстве долгое время считалось нормальной практикой отправлять лучших тинейджеров в зарубежные школы тенниса, но, кажется, подобная практика у нас потихоньку себя изживает.

Налаживает работу по подготовке молодых теннисистов профильная федерация. «Полигоном» для этой организации стала Национальная теннисная академия. Еще одно подобное учреждение было создано в Воложинском районе в 2013 году. Именно здесь тренируется Саша Ильин.

Переезд семьи Ильиных в Беларусь стал возможен благодаря решительности мамы мальчика Алены. Она оставила собственное предприятие по мясопереработке в Архангельске на команду специалистов, которую создавала в течение трех лет, а сама посвятила себя воспитанию сына.

Впервые Саша вышел на корт два года назад во время семейного отдыха в Венгрии, после чего по совету друзей-«теннисистов» был отдан в спортивную секцию.

— Он так полюбил теннис, что отказался от занятий плаванием, — рассказывает Алена. — Поначалу я не строила планов насчет его будущего в профессиональном спорте, однако Саша попросил меня взять для него индивидуальные уроки. Вскоре у него было по пять тренировок в неделю и расходы на теннис с каждым месяцем лишь увеличивались. Знай раньше, сколько это будет стоить, — предложила бы сыну остаться в плавании. Однако для нас обоих уже не было пути назад.

​Алену лишь беспокоили регулярные жалобы Саши на самочувствие, которые поступали после пятичасовых тренировок.

— Я поняла, что если он продолжит заниматься в Архангельске, то у него неизбежно будут травмы. У него уже болело плечо, а тренеры это объясняли исключительно растяжением.

Тогда Алена решила узнать о теннисных школах в других городах. Увиденное в Москве ее не устроило: по ее мнению, там тренеры заинтересованы лишь в зарабатывании денег. А подход к работе в академии «Теннис в Солнечном» на базе бывшего детского лагеря неподалеку от Ракова, наоборот, понравился.

— Белорусы объяснили боли в плече неправильной техникой подачи у сына, а также предложили прогрессивную учебную программу. Это три занятия в неделю в группах и два — индивидуальных, разделение на теннисную подготовку (полтора часа) и общефизическую (полчаса), — продолжает рассказ Алена.

В Солнечном Саша перестал испытывать проблемы со здоровьем, что позволило ему вновь тренироваться в полную силу. Глядя на это, Алена поняла: они остаются в Беларуси.

​​Ильины переехали сюда в сентябре 2015 года. Прикрывать тылы в Архангельске остался только глава семейства Сергей. Он обычно гостит в белорусской столице два раза в месяц.

Первые тренировки Саши в Солнечном сопровождались слезами, так как он уступал сверстникам. «Потом мне поменяли всю технику, — говорит он. — Еще случаются помарки на подаче и при ударе слева, но уже гораздо реже».

В начале 2016 года Саша выиграл соревнования Раубичах, что стало его первым крупным успехом, а также финишировал третьим на других внутренних стартах.

— Я не жду мгновенных результатов от сына, — утверждает Алена. — Для меня важен лишь его прогресс в технике и сам факт игрового опыта. А ломать его самооценку, чтобы он потом боялся ошибиться, не собираюсь. Сила придет с возрастом, вот тогда и посмотрим, что он будет показывать.

По словам Евгения, нынешнего тренера маленького теннисиста, теперь они уделяют внимание ногам. Дело в том, что Саша привык наносить удары ракеткой по мячу на носках, что неправильно. Во-первых, это всегда риск получить травму. Во-вторых, «выстрелы» получаются слабыми. Добавить им мощи позволит работа корпусом, которая возможна только при правильном передвижении.

Еще одним недостатком Саши было подражание звездам тенниса, за выступлением которых он следит по телевизору. Это мешало ему быть дисциплинированным на занятиях. Впрочем, он пообещал белорусским наставникам оставить самодеятельность.

Что это за теннисная «аномалия» за МКАД?

Забавно, что теннисная академия в Солнечном, получившая лестные отзывы от Ильиных, — это не продукт государственной политики по развитию тенниса, а частная инициатива предпринимателя Николая Кобзаря. Ему принадлежит строительная компания «Спартакгаз», основанная в 1992 году. В последние годы прибыль этого предприятия идет на развитие инфраструктуры в академии — десять грунтовых кортов и один хард (из них четыре крытых), три гостиничных комплекса, кафе, восстановительный центр, крытый спортзал и многое другое. Кобзарь тратил около 20−30 тыс. долларов в месяц, что в общей сложности составило 2 млн долларов.

​​

— Было время, когда я не считал теннис за спорт — в нем очень длинные паузы между розыгрышами, — признается Николай Николаевич. — А когда сыну Ивану исполнилось 8 лет, отдал его почему-то в теннис, в который с тех пор влюблен. К сожалению, в юношеские годы Ваня получил травму запястья левой руки. Будучи „одноруким“, он стал мастером спорта, однако о международной карьере пришлось позабыть. А тренировал сына Эдуард Дубров, и я его считаю лучшим детским тренером страны, а также — Марат Зверев, патриарх белорусского тенниса.

Желание создать академию появилось у Кобзаря в ответ на недостатки, существующие в отечественной системе.

— Главные среди них — отсутствие физподготовки и ранняя специализация. А еще многие тренеры форсируют подготовку детей, так как от результата зависят их зарплаты. Вот и получается, что в мире белорусский теннис знают как детский. Когда же приходит пора больших нагрузок, организмы наших звездочек дают сбои. Мне захотелось на примере показать, что можно работать с учетом интересов детей.

Ставка на грунт в «солнечной» академии была сделана потому, что это щадящие условия для тренировок: нет избыточного давления на колени, а скорости ниже, что позволяет в учебных целях добиваться большего эффекта.

Сейчас тут трудятся шесть тренеров, занимаются около семидесяти детей. Большинство из них — минчане. Собирают таких ребят на тренировки у станции метро "Каменная Горка", откуда в академию отбывает «школьный» автобус.

К разряду перспективных детей Кобзарь относит Савелия Рачаловского (1-й номер Беларуси среди юношей до 12 лет) и Яну Колодынску (2-й номер Беларуси у девушек до 13 лет). «Надеемся, что скоро наши воспитанники станут гордостью республики», — Николай Николаевич настроен оптимистично.

Примечательно, что перед выездом на матч Кубка Дэвиса против сборной Египта, который проходил на грунтовых кортах, белорусские теннисисты в начале марта провели сбор в Солнечном. Теннисисток в середине апреля ждет встреча с россиянками в рамках Кубка Федерации. Покрытием в этом поединке также выступит грунт, поэтому в Солнечном ожидается скорое появление членов женской команды.

Качеством здешнего корта лидер женской сборной Виктория Азаренко, которая готовилась в Солнечном к грунтовому сезону в 2015 году, довольна. «Об этом мы узнали от Веры Лапко, которая дружит с нашим тренером Иммой Богуш, — говорит Николай Николаевич. — Год назад в разговоре с другими теннисистками по пути в Японию Вика вспомнила про нас, что мы считаем лучшей похвалой. Ведь в тех обстоятельствах не было никакого смысла кривить душой, если вдруг ей у нас не понравилось».

К слову, теннисит (смесь для грунтового покрытия кортов. — Прим.TUT.BY) под Раковом научились делать сами и теперь даже поставляют его в Национальную теннисную академию. Последний заказ был на 8 тонн.


Фото: sun-tennis.by

Что же касается удаленности академии от столицы, то строить ее в лесу близ Ракова Николай Кобзарь решил намеренно. В качестве эксперта в данном вопросе он представил Александра Долгополова-старшего, украинского тренера.

— Многие говорят про вред, наносимый плохой экологией, и ничего при этом не делают. А ведь в Минске, как и в Киеве, с максимальной нагрузкой можно тренироваться лишь три часа в день. В то же время на природе — шесть часов. Дело в том, что восстановительные процессы тут идут иным образом.

В мировой практике полно примеров успешных теннисистов, выросших в хорошей экологической обстановке. Это Рафаэль Надаль, который родом с Мальорки, Роджер Федерер не вылезает из Альпийских гор. А тот самый Долгополов, который взрастил лучшего игрока в суверенной истории Украины Андрея Медведева, своего сына Александра также тренировал под Севастополем.

Как Ильин намерен стать звездой тенниса

Меж тем сын Николая Кобзаря Иван в Солнечном является директором академии и тренером, который ведет групповые занятия. Их вот уже полгода посещает и Саша Ильин.

Помимо тенниса сейчас Саша занимается художественной гимнастикой, откуда должен взять растяжку, боксом, где уделяют внимание работе ног, плаванием и баскетболом, где к ногам «добавляются» руки. Алена уверена, что современный теннисист должен быть суператлетом, и в этом ее может поддержать Виктория Азаренко.

​​

Несмотря на богатый опыт в сфере бренд-менеджмента, женщина отрицает отношение к ребенку как к еще одному проекту.

— Мне важно, что он чувствует, и я не заглядываю далеко вперед, — говорит она. — Не задумываюсь о том, что Беларусь — это ступень для сына или же он здесь останется. Он сам примет это решение.

С присущей детям непосредственностью Саша заявил в интервью, что в Беларуси он только на два года и что потом он поедет тренироваться в Сербию. О таком плане сына Алене не было известно.

— Я мечтаю стать популярным теннисистом, причем не обязательно лучшим, — признался Саша. — А нравится мне Роджер Федерер, у которого прекрасная техника.

Мы попропросили прикинуть Алену Ильину, во сколько ей обходится занятие сына теннисом в Беларуси в месяц. Сами тренировки — это 4 млн рублей. Съем двухкомнатной квартиры в Минске, начальное образование (а все это сопутствующие расходы) — около 15 млн. Продукты, отмечает Алена, здесь дешевле, чем в России, и вкуснее.

— Я покинула зону комфорта в Архангельске, испытывала растерянность, чувствовала себя одиноко, беспокоилась по поводу отношения местных жителей к русским. Однако успехи Саши убеждают в том, что все сделала правильно. В этом я ни на минуту не сомневаюсь, — подытожила бизнесвумен.

​​«Мама любит путешествовать», — говорит Саша. Видимо, пока мальчик не осознает жертвенность поступка матери. Зато по возвращении в Архангельск он намерен встретиться со своим бывшим наставником Виктором Петровичем, чтобы рассказать ему, как правильно нужно тренировать детей.

Кстати, история Саши Ильина для теннисной академии в Солнечном не уникальна. Каждый год молодые россияне приезжают сюда в лагеря разной продолжительности. Так, последние несколько недель здесь провел 17-летний Никита Булыга из Москвы.

Николай Кобзарь мечтает, что однажды его академия будет загружена до отказа, выйдет на самоокупаемость «за счет россиян» и предоставит шанс самым талантливым белорусским ребятам жить и тренироваться в Солнечном бесплатно. И ведь если оглянуться назад, то трудно не согласиться: полпути им уже проделано.