все новости SPORT.TUT.BY: "Как Соболенко стала первой ракеткой Беларуси". Интервью с Ариной Соболенко

SPORT.TUT.BY / Юрий Михалевич

В детстве Арина Соболенко и представить себе не могла, что когда-нибудь сыграет с Марией Шараповой. Вышло же так, что после встречи с ней 19-летняя белоруска вошла в сотню лучших теннисисток мира и вместе с тем стала первой ракеткой страны. В интервью SPORT.TUT.BY Соболенко рассказала о матче мечты и надеждах на финал Кубка Федерации против Соединенных Штатов. Эта встреча пройдет 11 и 12 ноября в Минске.

Фото: Reuters

«„Не дождешься“, — сказала себе, думая о легкой победе для Шараповой»

— Как прошла ваша первая неделя в топ-100 (Арина располагается на 77-м месте в рейтинге WTA. — Прим. TUT.BY)?

— Какое-то время ушло на дорогу из китайского Тяньцзиня, где провела последний турнир, в Минск. Дома меня ждал теплый прием, который организовали члены семьи. Естественно, поступали поздравления. Было много звонков! Получается, что три дня отдохнула, а уже с четверга приступила к тренировкам.

Честно говоря, особо и не почувствовала, что нечто изменилось вместе с вхождением в «сотку». Думала, что когда это случится, переживу что-то невероятное. Нет, все ровно. Достигнутое — не предел моих мечтаний.

— Да, вы стремитесь стать первой ракеткой мира. И все же, какое событие для вас более радостное — первый финал на турнирах WTA, который случился неделю назад, или все-таки «сотка»?

— Скорее, финал. Когда я только приехала в Тяньцзинь, то сказала себе: «Хочу играть финал с Шараповой». Видимо, задача неправильно была поставлена. Надо было говорить, что хочу обыграть Шарапову в финале. Может быть, с такой установкой и победила бы.

— То есть были уверены, что, попадись вам на пути Петра Квитова, точно одолели бы ее?

— Не заглядывала в турнирную сетку и не думала об этом. Настроилась, что в финале буду вместе с Шараповой, вот и все. Про Квитову узнала позже. Петру в итоге «выбила» из розыгрыша соревнований одна из моих соперниц — Чжу Линь из Китая.

То, что финал был именно с Машей, добавлял ему статуса. В моем восприятии он как будто проходил на турнире более высокого ранга, нежели «Интернэшнл» с призовым фондом 426 750 долларов. Рада была, что встретилась в решающем матче с такой теннисисткой, как она.

— В детстве Мария была одним из ваших любимых игроков. Представляли ли, как выходите на корт в матче против нее?

— Нет, потому что рассуждала примерно так: «Как жалко, что, когда я вырасту, она станет старой и я не успею с ней сыграть, не успею выиграть у нее». Видите, Маша все играет и играет! Я успела застать ее в WTA-туре.

Кумиром Машу не считаю. Да, в детские годы с интересом наблюдала за ней и Сереной Уильямс. Отец и его друзья в ту пору называли меня «новой Марией Шараповой», а я с обидой в голосе отвечала: «Нет, я — Соболенко, а не Шарапова!» Нравится в Маше то, как она психологически настраивается на матчи и как она держится на публике. Это выглядит очень достойно.

Только в Тяньцзине впервые представила, как мог бы сложиться матч с Шараповой. Видела его таким, каким хотелось видеть в целом, и, конечно, его победное окончание!

Фото: Денис Костюченко, TUT.BY

— Думаете, Маша отдала инициативу в матче с расчетом собрать очки на ваших ошибках?

— Нет, она весь поединок провела в одной манере. Какое-то время мы действительно спорили за инициативу, так как понимали, что, как правило, успеха в розыгрыше добивается ведущий игрок, а не ведомый. До счета 4:1 в свою пользу в первой партии я удерживала преимущество, а потом… Сама не знаю как, но отдала инициативу Маше. У нее стали проходить «виннеры» (активные действия, приносящее очки. — Прим. TUT.BY). И все это не за счет смены тактики, а на фоне моего огромного желания выиграть, которое подвело и во втором сете, когда лидировала 5:1.

Кстати, во время матча мне казалось, что мы обе играем просто ужасно. Что когда я решусь пересмотреть видео, мне будет стыдно. Но нет, понравилось. Мы показали реально хороший теннис.

— Как вы, молодой игрок, на фоне разочарования первым сетом во втором сумели вновь повести в счете с большим отрывом?

— Этот был матч, который отличался для меня во всем. В другой раз я бы сильно расстроилась, а тут — разозлись. «Блин, не дождешься», — сказала себе, думая о легкой победе для Шараповой. Мне было пофиг на первый сет. Очень быстро забыла все, что было. Конечно, Маша — хороший игрок, справилась с давлением. «Что ж, — думала, — попробую еще раз завершить партию в свою пользу».

Вела со счетом 5:1, хотела перевести матч в третий сет. Почему бы и нет, когда пошла игра, появился кураж! Однако инициатива вновь непостижимым образом оказалась у Маши. Только когда счет стал 5:5, мне удалось вернуться в игру и снова навязать борьбу… После поражения, нет, не плакала, но слезы наворачивались. Организаторы соревнований подошли со словами поддержки. Мол, не переживай, тебе 19 лет, и это только твой первый финал. Следовало идти на награждение, что-то говорить. Так что успокоилась. Если бы в таком положении проиграла не Маше, а кому-то менее титулованному, потом неделю ходила бы и загонялась! А так — могла, да не смогла!

— Летом в аналогичной ситуации тренер по теннису Халил Ибрагимов вас троллил. Мол, вы как Дед Мороз — раздавали подарки.

— Уф, это было после матча, в котором едва ли не каждый розыгрыш был подарком для соперницы! Победила, и меня уставшую тренер вот так веселил.

— В Тяньцзине год назад вы выиграли первый турнир-«пятидесятитысячник» в карьере, а теперь сыграли там в финале. Получается, счастливое место. А что насчет мяса? Говоря о соревнованиях под эгидой ITF, вы признавались, что в Китае боялись съесть мясо с гормонами роста, что равносильно использованию допинга.

— Так как это был уже турнир WTA, то в официальном отеле подавали только проверенное мясо. Была информация вплоть до места, откуда оно привезено. На кортах тоже была европейская кухня, а не китайская еда. Это сильно упрощало жизнь.

«Мое состояние на US Open было худшим за все время»

— Вы ведь в нынешнем сезоне впервые сыграли на траве и именно на Уимблдоне впервые прошли в основную сетку соревнований на турнирах серии Большого шлема.

— Оценивая эту часть сезона, поставила бы себе семь с плюсом по десятибалльной шкале. Попала в «основу», затем прошла один раунд.

— В поединке второго круга против немки Карины Виттхофт доминировали, но выиграть не смогли. Почему?

— Видимо, дело в физической усталости. Заметила, что уже не чувствовала мяч, как раньше.

Фото: Денис Костюченко, TUT.BY

— Призовые за выступление на Уимблдоне — 70 730 долларов расширили ваши возможности, если говорить о дальнейшей подготовке?

— По сути, у нас есть все, чтобы тренироваться и не тратить деньги. Цена же за восстановительные процедуры настолько адекватна, что не является тяжким бременем.

— Что не получилось во время турне по Соединенным Штатам? В Вашингтоне покинули соревнования после второго раунда, а на турнире в Цинциннати и Открытом чемпионате США сито квалификации не прошли.

— Настрой на игру был, однако… Какое-то время не понимала, в чем дело. Мое состояние на US Open было худшим за все время. Это было ужасно! Я задыхалась уже после первого розыгрыша: болели ноги, кружилась голова. Казалось, что вот-вот стошнит. Пыталась себя завести, заставить выиграть, чтобы получить передышку в следующие полтора суток. Не получилось. Не попадала в корт, ошибки сыпались одна за одной.

Получилось, что американские турниры отыграла впустую, так как была не готова. Взяла паузу на полторы недели. Даже такого короткого отпуска у меня не было на протяжении трех лет! Все это время работала, объясняла себе, что отдыхать буду, когда стану игроком из WTA-тура.

Затем провела мини-версию предсезонной подготовки. Как понимаю, это все, что было нужно, чтобы вновь заиграть. Между Уимблдоном и турнирами в США необходимо было сделать то же самое, но тогда я не понимала… Наконец, полная сил поехала сначала в Санкт-Петербург, а затем в Ташкент, Пекин и Тяньцзинь.

Фото: Reuters

— На этом этапе с вами поработал капитан женской команды по теннису Эдуард Дубров. Как так вышло?

— Он всегда готов помочь советом. В этот раз мы пригласили его принять полноценное участие в тренировочном процессе. Хотели, чтобы опытный человек подсказал то, что сами не видели. Эдуард Владимирович согласился, с неделю помогал. Был с нами в Питере, где еще играла на фоне нагрузок, в Ташкенте.

— Выступая чаще на турнирах категории «Интернэшнл», вы собрали больше очков в сезоне, чем Александра Саснович, отдававшая предпочтение турнирам категории «Премьер». Успешное выступление в итоге позволило побить исторический максимум Саши в топ-100 — это 85-е место. Как с нового сезона вы будете расставлять приоритеты?

— Сейчас объясню. Вместе с тренером посчитали, что не пройдем по рейтингу на квалификацию к турнирам в Индиан-Уэллсе и Майами, но, оказалось, что имели шанс, однако сделали выбор в пользу других соревнований. На турнирах в Риме и Мадриде сетка традиционно меньше, поэтому пока решили пропустить. Был риск не пройти по рейтингу и также потерять недели подготовки. Только поэтому останавливались на вариантах с турнирами «Интернэшнл» или даже ITF.

С нынешним положением в рейтинге смогу ездить на турниры категории «Премьер» с уверенностью, что попаду в квалификацию. Там за два круга в основной сетке, если не ошибаюсь, можно заработать примерно столько же очков или даже больше, сколько за полуфинал турнира «Интернэшнл». Например, за полуфинал в Ташкенте мне начислили 110 баллов.

«Сделаем все возможное, чтобы матч с американками получился обалденным»

— Говоря о ролях в сборной, ранее Дубров объяснял, что распределяет их в соответствии с рейтингом. Как думаете, как он поступит сейчас? Сделает ли вас первым номером команды на финал Кубка Федерации? Или будет полагаться на опыт Саснович, которая в этом году не проигрывает в поединках за страну?

— Даже не представляю, насколько тяжело Эдуарду Владимировичу будет сделать выбор. Вроде бы, первая по рейтингу я, но Саша и Вика (хотя не знаю, будет ли она играть) провели много матчей в Кубке Федерации, они — закаленные бойцы. Пожалуй, многое будет зависеть от состояния сборниц. Та из девушек, которая будет находиться в лучшей форме, станет первым номером. Что касается моего мнения, то я хотела бы приносить команде очки, только и всего.

— Несмотря на плохую форму, в Вашингтоне вы одолели Лорен Дэвис — американку, которая может быть в составе соперника белорусской команды в финале.

— Скажем так, проверила ее (7:5, 6:3 в пользу Арины. — Прим. TUT.BY). Поняла, что она за игрок.

— Слоан Стивенс и Мэдисон Киз сыграли в финале US Open 2017 года и также могут приехать в Минск. Стивенс сейчас 13-я в мире, Киз — 16-я, а еще одна американка Коко Вандевеге — 12-я. Страшно?

— Надо дождаться официальной заявки, чтобы оценить диспозицию сил. Хочется хорошей игры от соперниц, а от нас — еще лучшей. Мы сделаем все возможное, чтобы матч с американками получился обалденным. Чтобы невероятные эмоции получили наши поклонники. То, что мы, игроки, переживаем в играх за сборную, когда побеждаем, помогает на личных турнирах. Такой заряд мощный идет, что соперникам впору бояться.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Финал Кубка Федерации станет для вас последним соревнованием в сезоне?

— Нет, сыграю еще на двух стартах — в Тайбэе и Мумбае (призовой фонд каждого из турниров — 115 000 долларов. — Прим. TUT.BY). Примерно в это же время год назад я выиграла соревнования серии ITF в Японии, что принесло 100 очков. Как понимаете, хочется подойти в началу нового сезона на том уровне, на котором нахожусь сейчас.

— То есть намерены сохранить очки?

— Как знать, возможно, еще и добавить. Все-таки набрала неплохую форму. Прекрасно себя чувствую, так почему бы не сыграть еще два турнира? А там посмотрим: либо продолжу выступать, либо займусь подготовкой к следующему году.