все новости РУБРИКА «ТЕННИС - РАЗНОЕ». Узнаем историю тенниса: от древности до середины 18 века

Мы рады представить новую информационную рубрику «ТЕННИС - РАЗНОЕ» на официальном сайте Белорусской теннисной федерации TENNIS.BY. Здесь мы расскажем об истории тенниса, видах покрытий, типах мячей, а также о выдающихся спортсменах, самых главных соревнованиях, правилах тенниса и регламентах проведения турниров.

Начнем с истории. Первый материал из новой рубрики расскажет о возникновении и становлении тенниса.

ЧАСТЬ 1. От древности до XVIII века

Из древних исторических источников известно, что игрой маленьким мячом, который перебивали ладонью руки, широкой палкой или кожаным ремнём, увлекались ацтеки, обитатели античной Греции и Рима, древней Ассирии, Вавилона, Египта, Персии и Китая.

Известный итальянский художник Джованни Баттиста Тьеполо в картине «Смерть Гиацинта» (1751) в правом нижнем углу изобразил ракетку с мячами. Безусловно древнегреческий мифический герой умер не от изнурительных теннисных баталий, а от попадания в голову диска, который метнул Аполлон во время состязания между ними. Но, тем не менее, сюжет Тьеполо наводит на мысль, что живописец хотел подчеркнуть древнее происхождение тенниса.

Джованни Баттиста Тьеполо «Смерть Гиацинта» (1751) 

В течение нескольких столетий историки хотели установить прямую связь между этими играми с играми в мяч раннего средневековья, но отсутствие документальных подтверждений, скорее всего, оставит этот вопрос без ответа. В настоящее время исследователи истоков тенниса склонны думать, что игры древности пережили медленный эволюционный процесс со многими трансформациями.

Большинство полагает, что прообраз тенниса появился во Франции в XI веке под названием «жё-де-пом» (фр.- Jeu de Paume) (в буквальном переводе с французского «игра ладонью»). Мячи, имевшие название «esteufs» были различной величины и веса. Существуют свидетельства, что в Париже в 1292 году было 30 ремесленников, изготовлявших мячи. Для сравнения, к примеру, в то время во французской столице было 8 библиотек и один поставщик красок. Играли на улицах, вымощенных камнем, что улучшало отскок мяча. Улицы выбирались, как правило, узкими, чтобы была возможность перетянуть их лентой или верёвкой. Игра собирала толпы зрителей, которые болели громко и эмоционально.

Несколько позже в XIII-XIV веках игры схожие с французской «жё-де-пом» стали популярны в Италии (игра называлась «джиоко делла палла», «паллоне», «паллакорда»), в Англии («гейм оф пэлм», «тенесс»), в Испании («лонг-пом», «курт-пом»), в Стране Басков («пелота»), в Валенсии («фронтон»).

Вначале «жё-де-помом» увлекались простолюдины, но со временем игра пришлась по душе французским монахам. Служители церкви играли, как правило, в галереях с каменным полом, которые окружали внут­ренние дворики монастырей. Эти помещения получили название «бальхаусы». В сохранившихся рукописях имеется повествование аббата Кохарда о популярности этой игры среди французской монашеской братии в XII ве­ке. Он упоминает и о традиции, существо­вавшей в Орлеане, когда епископ за неделю до Пасхи дарил своим прихожанам подарки, в ответ на что они презентовали ему в день Христова Воскресения несколько бит (фр.- Battoir) и набор новых мячей, чтобы настоятель монастыря и каноники могли играть в теннис. Эта традиция существовала и в других монастырях Франции.

Со временем монашеская забава становится модной среди коронованных особ и дворянства. За любовь английской королевской знати к игре она получила название «королевский теннис». Но термин «королевский» был введён только в середине XX века, чтобы отличить эту форму теннис от тенниса, который появился несколько позднее под называнием «реал-теннис».

Статус королей и их придворных не позволял играть в присутствии более низкого сословия. Поэтому, чтобы уберечься от нежеланных взоров, во многих замках стали строиться крытые теннисные залы с боковыми галереями для зрителей дворянского сословия. Такие дворцовые корты появились в Пуатье, Лувре, Фонтенбло, По, Амбуаз, Компьене, Плесси-ле-Тур и в других замках. Игра в закрытых помещениях получила название «Jeu dе Сourte Paume». Дословно «courte» – короткий, что имелось в виду – корт, ограниченный в длину, в отличие от «Jeu dе Longue Paume» – игры на длинном корте, то есть на улице, где длина площадки не ограничивалась (игра носила развлекательный характер).

Предполагается, что первый закрытый корт появился в Пуатье (Франция) в 1230 году. Но доподлинно известно, что в 1285 году был построен корт в Валенсии (Испания). Сегодня о нём напоминает лишь название улицы – «Улица джентльменов теннисного корта».

Пристрастие вельмож к теннису не только дало толчок к появлению закрытых кортов, но и внедрению новых игровых принадлежностей. Причиной тому послужили опухоли и потёртости кистей рук, появляющиеся в результате многоразовых ударах ладонью по жёсткому и тяжёлому мячу. А аристократических поклонников игры это обстоятельство никак не устраивало. Они вначале стали использовать специальную кожаную перчатку, а затем деревянный щиток, одеваемый на кисть руки. Что касается ракетки, то они вошли в широкий обиход в XVI веке, а первое упоминание о бите виде весла относится к 1505 году.

Архивариусами Шотландского Университета в Глазго была обнаружена книга под названием «Театр изящных устройств», опубликованная в Париже в 1540 году. Автор - историк Гильом де ля Перье из Тулузы. В ней содержится 100 рисунков с описаниями на разные темы и среди них два рисунка посвящены «жё-де-пому». Это одна из первых книг на французском языке, в которой имеются печатные изображения первых теннисистов с ракетками.

Среди французских королей первым поклонником тенниса являлся Людовик Х (1289-1316), увлекались игрой также Иоанн II, Карл V, Карл VI, Людовик XI, Карл VIII, Франциск I, Генрих II, Карл IX, Людовик XIII, Людовик XIV, Людовик XV. Однако, наибольшее развитие королевский теннис получил при правлении Генриха IV (1553-1610). На Британских островах королевский интерес к теннису начался с Генриха V (1387-1422), о чём свидетельствует трагедия Уильяма Шекспира «Генрих V». Продолжателями его увлечения были: Яков I, Генрих VII, Генрих VIII, Джеймс V, Джеймс VI Шотландский и I Английский, Карл I, Карл V, Карл II, Георг IV.

Из летописей известно, что весьма неплохими игроками были и представители королевских семей Испании и итальянских вельмож. Так, например, первый закрытый теннисный корт в Италии был построен в 1457 году в Белригуардо – загородной резиденции герцогов д'Эстов. Из итальянских архивных документов, датированных 1490 годом, игра наподобие тенниса получила название «pallacorda» (итал.– «palla» – мяч; «corda» – верёвка). Это название свидетельствует о том, что игра предполагает разделение игровой площадки верёвкой. К тому же «corda» созвучно и со словом «корт». Стоит отметить, что сетка начала использоваться в игре только в первые годы XVI столетия.

В письме гуманиста Паоло Кортези повествуется, что он, находясь во Флоренции, был вовлечён в интереснейший теннисный матч на корте дворца Медичи. Команда, в которую входили он, его сын и глава Флорентийской республики Лоренцо ди Пьеро де Медичи (1449-92) проиграли команде из Рима, и за проигрыш заплатили 25 дукатов.

Папа Римский Юлий II, покровитель Кортези, считал «паллакорду» самой полезной из всех игр в мяч, и поэтому она должна стать самым популярным времяпрепровождением итальянской знати после охоты. Следуя его наставлению, игру полюбил Генрих V (1500-1558) – император Священной римской империи (король Италии, Испании, Германии).

Принято считать, что с восшествием на престол короля Франции представителя династии Бурбонов, а Англии – Тюдоров, в этих странах начался «Золотой век» средневекового тенниса. Но короли, есть короли. Им и их знати никто не препятствовал игре в теннис, а вот горожанам начали запрещать играть в него. Дело в том, что городские и монастырские власти обеспо­коились тем, что игра затрудняет движение по улицам, шум болельщиков нарушает спокойствие горожан, торговцы и ремесленники оставляют свою работу, обучающаяся молодёжь – прогуливает занятия, а священнослужители уклоняются от своих монашеских обязанностей. Поэтому, с середины XIII века начинаются гонения на «уличный» теннис. Таким образом, теннисисты стали нарушителями порядка, их штрафовали и даже заключали в тюрьму.

Если светское общество играло в теннис, в основном, за-ради забавы, то в других сословиях появилось много игроков, для которых теннис носил соревновательный характер, и первую очередь игру на деньги. Стало быть, теннис, как карты и кости, становится игрой на реальные ставки, а не приятным времяпровождением или упражнением для здоровья.

О популяризации тенниса в Европе в XV-XVI веках сохранилось немало различных документов: королевские указы, монастырские послания, постановления магистратов, заметки путешественников, трактаты и др. В Италии теннис стал приобретать популярность в XVI веке. Так, представитель Папы Римского в Испании граф Бальдассаре Кастильоне в своём трактате «Придворный» (1528) писал, что теннис не только благородное занятие, но и игра способствующая развитию «гармонии тела в целом, быстроты и гибкости каждой его части. Теннис – единственный спорт, который является королём игр и игрой королей!». 

В 1555 году в Венеции была опубликована книга итальянского священника Антонио Скаино да Сало «Трактат об игре с мячом». Автор учился и получил сан священника в университете Падуи (старейший университет в Италии). Именно там он серьёзно увлёкся изучением различных игр с мячом. Его трактат, состоящий из XX глав на 315 страницах, описывает шесть игр, которые стали прямыми «предками»: регби, футбола, бейсбола, волейбола и, конечно же, тенниса, который, по утверждению автора, любил больше всего. В книге ведётся речь о правилах, системе счёта, оборудовании и размерах площадок (впервые была сделана попытка их стандартизации), технике и тактике игр, а также о спортивном этикете и форме одежды. Скаино в соей работе даёт аргументацию, почему теннис «очень полезен для расслабления тела, восстановления сил и отдыха ума, а также для подготовки военных». Что касается последнего, то он указывает, что игра в теннис, вырабатывает качества «оставаться спокойным при любых обстоятельствах, быть не слишком смелым и не слишком робким, уметь сдерживать противника». А с тактической точки зрения теннисный матч: «позволяет научиться: планировать сражение и захват крепостей, выбирать наиболее удачное время для наступления или отступления, понимать характер противника, какой он – храбрый или трусливый, бесхитростный или хитроумный, несдержанный и терпеливый».

В начале XVI века во Франции появилось достаточно большое количество игроков, которые на игре в «жё-де-пом» зарабатывали себе на жизнь. Поэтому в 1527 году Франциск I, дабы теннисисты, сплачивали в королевскую казну налоги, утвердил, как таковую, профессию «игрока в жё-де-пом» и даже подписал первый патент. Таким образом, 1527 год можно считать годом официального зарождения профессионального тенниса.

В 1571 году во Франции была создана «Корпорация профессионалов тенниса, Устав, которой утвердил сам Карл IX. В ней все игроки были поделены на три категории: ученики (Apprentices), партнёры (Associés) и мастера (Maitres). Особенными привилегиями пользовались мастера тенниса (Мaitres Paumiers), которым надавалось право на гильдию и на собственный герб с теннисной символикой. Деятельность мастеров тенниса была разнообразна и включала: изготовление ракеток и мячей, обучение игре, участие в показательных выступлениях, содержание кортов, предоставление игровых костюмов, организацию, судейство и обслуживание игр. Аналогичное объединение профессионалов, со своим Уставом, было создано во Флоренции приблизительно в 1550 году.

Поскольку королевская знать нуждалась в теннисных ракетках и мячах, а также в партнёрах и тренерах, то профессия «мастер тенниса» стала не только почётной, но и приносящая значительный доход.

Во многих европейских университе­тах начали сооружаться закрытые корты, на которых студенты проводили свободное время. Так, например, на карте Кембриджа 1592 года между нескольких зданий колледжей можно хорошо рассмотреть корты. Сейчас это место застроено университетскими зданиями, а о кортах только напоминает название улицы «Теннисная». Несколько позднее и в Оксфорде на территории Мертон-колледжа был построен один из старейших кортов, сохранившийся до наших дней.

В своей книге «Взгляд на Францию» , выпущенной в 1594 году, секретарь английского посольства в Париже Роберт Даллингтон пишет: «Вся страна буквально покрыта кортами. Их здесь намного больше, чем церквей. Кажется, что французы рождаются уже с ракеткой в руке. Игроков больше, чем на Британских островах посетителей пабов. Они лишены всякой умеренности в своём увлечении. Их можно видеть играющими в теннис в жаркую пору дня, когда большинство нормальных людей и не помышляет о том, чтобы выйти на улицу».

В 1596 году теперь уже венецианский посол в Париже Франческо де Ирни в своём докладе сообщал, что во французской столице насчитывалось 250 специальных домов для игры в теннис, 40 – в Орлеане, 25 – в Руане, 20 – в Пуатье, 15 – в Бордо,13 – в Ле-Мане, по 8 – в Бурже и Анже. А французских подданных, имеющих прямое или косвенное отношение к теннису (маклеров, массажистов, поставщиков материалов для производства инвентаря и др.), составляет порядка 7000.

В 1610 году во Франции было создано «Сообщество мастеров тенниса, владельцев мастерских по изготовлению ракеток, мячей и других предметов для тенниса», которому был дан статус монопольной организации-производителей. Кроме основных функций им предоставлялось право осуществлять обучение своей профессии. Срок обучения составлял три года, после чего сдавались экзамены, и выдавался патент на самостоятельную работу. Этот патент было разрешено передавать по наследству. Таким образом, стали возникать династии теннисистов.

Соседство Франции и Британии, их тесные связи во многих сферах, не могли не коснуться и тенниса. Как уже отмечалось, в Англии увлечение теннисом и строительство кортов началось при вступлении Генриха V на престол (1413).

В XV веке корты появились в лондонском Тауэре, в Виндзоре, в Вестминстере. Возникли новые профессии: изготовители ракеток (мячи изготовлялись только французами), маркёры, мастера тенниса. К концу XVI века только в Лондоне насчитывалось 14 кортов.

Теннисный бум продолжался в Англии до прихода к власти Оливера Кромвеля в 1645 году. При его правлении теннисные корты стали демонтировать или использовать для других целей, к примеру, как хранилища зерна. Однако, спустя сорок лет, когда Карл II (1630-1685) вернул монархию, интерес к теннису возродился, и всё вернулось на круги своя. Именно в это время был опубликован первый английский вариант правил тенниса в «Академия Арсенала» (1668).

Теннис косвенно оставил свой след и в истории Французской революции, когда 20 июня 1789 года депутаты третьего сословия собрались в зале теннисного корта и дали клятву не расходиться, пока не будет выработана конституция. Это событие запечатлено на известной картине «Клятва на теннисном корте» (1791) французского художника Жака Луи Давида. Но это не помогло выживанию тенниса во Франции, а наоборот Наполеон и Веллингтон запретили все дворянские развлечения, в том числе и теннис. Хотя современники утверждают, что до революции Наполеон также увлекался теннисом.

Жак Луи Давид «Клятва на теннисном корте» (1791) 

К концу XVIII века число кортов во Франции сократилось до 50 (из них только 10 осталось в Париже). Многие известные игроки совершают многоразовые турне через Ла-Манш, где выступают и передают своё мастерство в английских городах. Первым и самым именитым среди них был Гийом Барселлон, королевский игрок при дворе Людовика XIV. И, хотя в стране всё сильнее ощущался упадок тенниса, но тем не менее, его уровень был выше, чем в других странах. Поэтому первый чемпионат мира по теннису всё же прошёл именно в Париже в 1740 году. В истории игровых видов спорта это было вообще первое состязание такого ранга. Первым чемпионом мира стал француз Клир (Clergе). Два последующих чемпионата также проводились в Париже: в 1765 году победителем стал Раймон Массон – королевский игрок Людовика XV, и в 1785 году – Жозеф Барселлон (Joseph Barcellon) – сын Гийома Барселона. Следующий чемпионат мира состоялся в 1816 году уже в Лондоне, где француз Маркизио (Marchisio) переиграл англичанина Филиппа Кокса (Philip Cox).

Во второй половине XVIII века модной аристократической игрой заинтересовались и во дворе Екатерины II. Из двух игр: «жё-де-пом» и «реал-теннис» дамы и кавалеры российского императорского двора отдали предпочтение первой, так как в то время мода преобладала на всё французское.

Первый павильон в России под названием «жё-де-пом» был построен Бартоломео Франческо Растрелли в 1750-х годах деревянным, а в 1769 году его перестроили в камне. Из Франции «выписали», как тогда говорили, «мастера мячефной игры» монсеньора дю Плесси. В контракте оговаривалось, что он будет обучать игре не только наследников престола, но и воспитанников Сухопутного шляхетского кадетского корпуса, в учебную программу которого были включены занятия на корте. Вначале корт находился во дворе Меншиковского дворца. В 1793 году для этого аристократического учебного заведения было возведено новое здание, в котором размещался зал для игры в «жё-де-пом», о чём свидетельствует мемориальная доска «Jeu De Paume – дом для игры в мяч. Это первое в России крытое спортивное сооружение». В 1867 году оно было передано Санкт-Петербургскому академическому университету и в этом же году Врачебно-гимнастическое общество взяло его в аренду и переоборудовало под гимнастический зал. С 1870-го в нём замещались кабинеты физической географии, антропологии, музейные экспонаты. С конца 1901 года и по сегодняшний день «жё-де-пом» используется для физического воспитания студентов.

Почему игру назвали «теннисом» (Tennis)? К сожалению, доподлинно не известно о происхождении этого слова. Наиболее вероятной версией является происхождение этого слова от французского «тене» (Tenir) (лат. Tenez), означающее: «держите». Этим выкриком предупреждали соперника о введении мяча в игру. Приведём ещё одну версию, исходящую из английских источников конца XIV века, в которых фигурирует слово «тенесс» (Teness). Так, в одном из судебных документов говорится о Уильяме Терри из Кентербери, содержателе дорожного приюта, на территории которого он позволял своим постояльцам играть в запрещённую игру «teness». Дело в том, что во времена англо-французской Столетней войны (1337-1453) были запрещены любые азартные игры, в том числе и с мячом.

В некоторых летописях относящихся к этому времени, встречаются и другие схожие слова: «tenetz», «tennesse», «tennys».

Также однозначно не установлено и происхождение системы ведения счёта: 15-30-40-45-60. Первое упоминание о системе теннисного счёта в сохранившейся литературе относится к 1316 году, второе – к 1354. В трактате Антонио Скаино да Сало (1555) также фигурирует эта же система подсчёта очков. Но достоверно никто не берётся утверждать её происхождения. Имеется несколько версий.

Первая версия. Ещё в XIV веке во Франции в «жё-де-пом» играли на деньги. В то время французская денежная система строилась по шестидесятеричному принципу, то есть номинал более крупной монеты составлял 60 денежных единиц и разменивалась она четырьмя монетами более низкого достоинства равными 15 единицам. Таким номиналом была монета по одним источникам в 15 су, по другим – в 15 пенсов. Что касается монеты с номиналом в 60 единиц, то разные источники указывают на «донье» (лат. – динарий), «корона» или «луидор» (последний приравнивался к 60 сантимам). В материалах, опубликованных на сайте Французской федерации тенниса, указаны монеты: «двойной золотой» (Double D'or) – 60 су (Sou) и «золотой донье» (Denier D'or) – 15 су. Выиграл розыгрыш мяча – получи донье, проиграл – отдай. Ставкой в одной игре (прообраз современного гейма) была монета достоинством в 60 денежных единиц. Позже англичане для краткости заменили «сорок пять» на «сорок». Это произошло ориентировочно в первой половине XIX века.

Вторая версия. Она также связана с деньгами. Существующие в то время законы ограничивали размер ставок в азартных играх, в том числе и в теннисе. Например, в средневековой Германии ставки свыше 60 динар запрещались. Вот и ставили на одну игру 60 динар, а так как бывшие в то время в ходу монеты имели номинал в 15 динар, получалось как раз по 15 за каждое очко.

Третья версия. Ещё с периода вавилонской культуры (начало II тысячелетия, 539 года до н.э. на территории современного Ирака) существовала система исчисления, называемая «шестидесятикратной». В ней начальная мера равнялась шестидесяти единицам (прим. – происхождение этой системы также связывают с денежными единицами: шекел и мина, которые имели соотношение: 1 мина = 60 шекелей). Предполагается, что с каждой стороны корта находился циферблат со стрелкой (наподобие табло). При выигрыше каждого розыгрыша мяча, стрелка передвигалась на отметку соответствующую четверти круга, что соответствовало 15 минутам. Прошла стрелка целый круг значит, одна игра выиграна. Встречается и такое предположение: вместо циферблатов стояли слуги или маклеры и направлением вытянутой руки, по окончании каждого розыгрыша указывали счёт. То есть, при счёте 0:0 обе руки – в бока. Выиграл первый розыгрыш мяча – правая рука вытянута горизонтально в бок, выиграл ещё раз – рука поднята, следующий выигрыш – левая рука вытянута вбок, последний выигрыш сигнализировался поднятием левой руки вверх. Таким образом, две поднятые верх руки соответствовали выигранной игре (гейму).

Четвёртая версия. В начальный период позднего Средневековья аристократия увлекалась влиянием небесных тел на судьбу человека путём определения градуса эклиптики, который отвечал конкретному гороскопу. Эти измерения проводились с помощью астрономического прибора – астролябия. А число «60» было краеугольным камнем астрономии со времён Вавилона.

Пятая версия. Лучшим примером шестидесятеричной системы является время: 60 секунд в минуте, 60 минут в часе. Поэтому некоторые историки предполагают, что именно четверть часа (15 мин) стала отправным элементом в теннисной системе счёта. Между тем если учитывать, что циферблат для часов был внедрён голландский астрономом Христианом Гюйгенсом после изобретения маятниковых часов (1656), то версия происхождения счёта от временных интервалов становится несостоятельной.

Шестая версия связана с длиной закрытой теннисной площадки (Courte Paume), равной 45 футов с каждой стороны. Игрок при выигрыше первого и второго розыгрышей мяча передвигался вперёд на 15 футов, а при выигрыше третьего – на 10 футов, то есть становился «сеточником», а так как игра с лёта разрешалась, то чем ближе к сетке, тем больше тактическое преимущество.

О происхождении системы счёта дискутируют много, основываясь на выше перечисленных гипотезах. Как бы то ни было, но с уверенностью можно контактировать, что подобной системы счёта нет ни в одном виде спорта.

Теперь относительно «нуля». В теннисной терминологии для счёта соответствующему «0» используется слово «лав» (Love). И опять же, однозначного мнения по его происхождению нет. Одни утверждают, что англичане, когда игрок не выиграл ни одного розыгрыша (т.е. денег не получал), выражались следующим образом: «Ни любви, ни денег» (Neither for Love nor for Money). Вот вам и «ноль». Ну, куда денешься от английского пессимизма. Другие «лав» связывают с созвучным французским словом «L'oeuf», означающее «яйцо», которое напоминает форму «нуля».

И ещё одно непривычное слово, употребляемое при объявлении счёта: «дьюс» (анг.– Deuce), означающее «ровно» (когда счёт в гейме переходит на «больше – меньше»). Здесь исследователи теннисной терминологии соглашаются с тем, что оно имеет французский корень либо от выражения «deux le jeu», обозначающее «игра обоих», либо от «deux points» – игра до двух очков, то есть игроку надо выиграть два очка для победы в гейме.

Перейдём к ещё одному непонятному слову: «сервис» (англ.- Service), означающее подачу. Мы же привыкли это слово воспринимать как «услуга». Так оно в начале и было. Для аристократической знати ввод мяча в игру считалось зазорным элементом игры и, поэтому подача осуществлялась слугами, обслуживающими игроков. В связи, с чем и появился термин, обозначающий подачу от французского «serviz», – «обслуживание» или от английского «servant» – слуга.

Когда играли ладонью, то выиграть розыгрыш мяча с подачи, практически, было невозможно. Но с появлением ракеток со струнами (XVI век) этот удар стали выполнять сверху, что значительно повышало скорость полёта мяча, а значит и возможность выигрыша. Отличиться с первого же удара на глазах публики стремились и знатные особы. Однако при подаче сверху повышалась вероятность промаха. Поэтому имеются предположения, что вторую подачу ввели именно короли. Рассказывают, как один из коронованных особ самовольно присвоил себе право на вторую подачу. А так как это был король, причём жестокий и непредсказуемый, то возражать ему никто не осмеливался. Некоторые английские историки приписывают это нововведение Генриху VIII (1491-1547), теннисисту посредственному, но азартному, проигрывавшему на корте огромные суммы.

информация из открытых источников