все новости #МЫТЕННИС. ИНТЕРВЬЮ. Вера Лапко: «Трудности перехода»

Белорусская теннисная федерация и портал TENNIS.BY продолжают развивать рубрику «Интервью», в рамках которой наши любимые спортсмены и люди из мира тенниса будут отвечать на вопросы подписчиков официальных страниц Белорусской теннисной федерации в социальных сетях. Герой долгожданного третьего выпуска – победительница юниорского Australian Open в одиночном разряде и финалистка US Open и Wimbledon в паре, первая ракетка мира в возрасте до 18 лет, а ныне 64-я в списке сильнейших профессиональных теннисисток планеты; вице-чемпионка Кубка Федерации в составе национальной сборной Республики Беларусь, дважды финалистка турниров WTA International в парном разряде, просто обаятельная девушка – Вера Лапко.

– Вера, привет! Спасибо, что нашла время для интервью. Для начала, расскажи, как ты пришла в теннис, и с чего началось твое знакомство с этим видом спорта?

– До тенниса я занималась фигурным катанием – я много где в интервью об этом рассказывала, поэтому думаю, что многие уже об этом знают. В теннис меня привели родители, в частности мама, после завершения моей недолгой «карьеры» в фигурном катании. Мой старший брат занимался этим видом спорта, поэтому и я перешла. В принципе, это было очевидно, потому что мы жили в пяти минутах ходьбы от кортов – мама работала рядом на «МАЗе», папа тоже, то есть всё как-то сложилось. Все было очень расположено к тому, чтобы я начала заниматься именно теннисом.

– В какой момент простое увлечение стало превращаться в профессиональную карьеру?

– Наверное, с того момента, как я начала регулярно пропускать школу – это где-то с 9 класса. Уже лет с 14-15 начались соревнования, регулярные выезды за границу.

– То есть с началом выступления на юниорских соревнованиях?

– Да. Tennis Europe, потом дальше ITF-турниры начались, ну и всё дальше пошло-поехало.

– Возвращаясь к учебе – тяжело ли она тебе давалась, и как получалось совмещать достаточно активную теннисную карьеру и учебу в школе?

– Да, было тяжело, потому что когда я приходила после какого-то долгого периода отсутствия, я не всегда понимала, о чем идёт речь на уроках. По-максимуму старалась читать учебники, но на турнирах ты не всегда можешь себе это позволить, потому что вечером у тебя мысли о том, что завтра матч. Ты думаешь о том, что ты будешь делать завтра на игре, о том, как тебе лучше подготовиться к этому матчу. И ты не всегда можешь почитать учебник, что-то выучить, поэтому было тяжеловато. Но так как я, в принципе, могла схватить материал быстро, и я была в хороших отношениях с учителями – они понимали, что если бы я регулярно ходила в школу, то у меня были бы хорошие успехи, поэтому они мне где-то помогали, где-то на что-то не обращали внимание. И я благодарна им за то, что они шли мне на встречу. В целом все было нормально.

– А не жалеешь, что из-за спорта пропустила большую часть школьной жизни?

– Если честно, нет. Потому что та жизнь, которой я себя посвятила, она намного интереснее. Она уже сейчас намного больше дала мне в жизни. Поэтому у меня вообще нет никакого сожаления.

– Скажи, когда ты маленькая занималась теннисом, был ли у тебя кумир и на кого ты равнялась?

– Мама мне рассказывала, что когда я была совсем маленькая, когда я только-только начинала, буквально второй, может быть третий год, как я играла, я старалась подражать Шараповой. Я готовилась к подаче так, как она все время это делает; волосы поправляла, как она; не наступала на линии и переступала их всё время; копировала какие-то удары. Я это не очень сильно помню, но я думаю, что это могло быть так. Но в целом, я как-то не особо равнялась. Я, если честно, очень долго даже не знала о существовании Вики Азаренко. Я узнала, что у нас есть вот такая вот классная теннисистка, где-то лет в 12, когда я пришла на благотворительный матч с Каролин Возняцки во Дворце спорта. И я только тогда узнала, что есть такая вот Вика Азаренко. Я много смотрела теннис и знала, что есть Серена Уильямс, есть Роджер Федерер, но я больше смотрела на то, как они играют, на их матчи, нежели чем на то, кто именно там играет.

– Когда ты была маленькая, довелось ли тебе поучаствовать в матчах Кубка Дэвиса или Кубка Федерации в качестве болбоя здесь, в Минске?

– Да, конечно! На Кубке Федерации ни разу, но на Кубке Дэвиса было. Причем это было вот на этом корте (прим. Центральный корт во Дворце тенниса). Играли, по-моему, один раз с Голландией, и потом я ещё один раз была... Да, я два раза была на Кубке Дэвиса болбоем. Это был такой опыт! Я почему-то очень волновалась и специально надела новые кроссовки, новые носки, как-то готовилась к этому.  Не могла спать, хотела, чтобы скорее уже наступило завтра и я пошла подавать мячи. Тогда это так воспринималось! Казалось, что это очень важная работа, но сейчас уже понимаешь, что на самом деле всем теннисистам это не так важно… Ну, то есть они как бы бегают, подают мячи, спасибо им за это, но, в принципе, если бы нужно было ходить за мячами самой, то для меня это не было бы проблемой. Но все равно спасибо им за их работу.

– Ты яркий пример успешного перехода из юниорского тенниса во взрослый…

– Наконец-то вы это сказали! Потому что я везде читаю, что Вера Лапко задержалась в юниорском теннисе! На самом деле этот стереотип, который запустили некоторые люди… Мне неприятно это слышать, потому что, по-моему, мой рейтинг сейчас отражает то, что я нахожусь на профессиональном уровне. Я играю со взрослыми девушками, которым уже 25-27 лет, и я уже регулярно играю на этих турнирах, а многие непрофессионалы и, наверное, любители тенниса почему-то думают, что я не перешла из юниорского во взрослый. Я не могу понять, чем они руководствуются, когда говорят это. Ой, а какой вопрос был? (смеется)

– Про твой переход. То, что ты немного, условно, подзадержалась – многие ведь раньше уходят во взрослый теннис. Но сейчас успех налицо, ты входишь в топ-100 мирового рейтинга одиночного разряда и это отличный показатель. Чтобы ты хотела пожелать юниорам, которые сейчас на пути во взрослый теннис?

– Я бы точно посоветовала не переживать из-за неудач, которые они терпят на юниорских турнирах. Не обращать на это внимание. Больше работать над собой, над своей игрой, над своей психологией и, наверное, стараться найти тренера, с которым они смогут вместе пройти этот переход из юниорского тенниса во взрослый. Нужен понимающий человек рядом, который примет тебя такой, какая ты есть, и который поймет тебя так, как нужно. Тот, кто сможет, ещё раз повторюсь, пройти этот путь вместе с тобой.

– 10 лет назад в TOP-100 рейтинга WTA находилось более 20 теннисисток в возрасте младше 20 лет, 5 лет назад таких девушек было 10, сейчас всего 4, и ты в их числе. Скажи, с чем может быть связано такое «старение» тура?

– Думаю, что это связано с тем, что поменялся уровень тенниса. Раньше женский теннис строился больше на удержании мяча в розыгрыше, упор делался на количество ударов, а не на силу, а сейчас женский теннис более силовой, он более мужской. Сейчас девочки начали брать мужчин-тренеров, и молодым стало сложнее пробиваться. Сейчас девочки в возрасте до 20 лет не могут справиться с той силой удара, которая существует в туре. Очень много атакующих игроков. Да даже те теннисисты, которые играют на удержание мяча, даже они научились сильно бить. Я имею в виду, что они увеличили свою скорость, и с этим все связано, мне кажется. Сейчас молодым намного сложнее пробиться, так как повысился вот этот вот средний уровень тенниса. В данный момент в первой сотне стоит много игроков среднего уровня, поэтому, что ты играешь с 50-й или 30-й ракеткой мира – в принципе, большой разницы нет. Даже и с 20-й. Разница уже идёт с 10-го или 5-го места. Это моё мнение.

– Однозначный успех белорусок на Открытом чемпионате США в этом году – 4 теннисистки в основе US Open, да ещё с хорошим посевом. Расскажи про свою американскую серию. Что получалось, что не получалось в последние месяцы?

– На самом деле для меня американская серия прошла не так успешно, как, допустим, для Арины. Потому что у неё был яркий скачок, и очень хорошо прошла эта американская серия. Лучше, чем у меня. Мне, в принципе, похвастаться не чем, я осталась не очень довольна своим выступлением. Но в целом, что было хорошо, так это то, что я сделала правильные выводы и уже неделю готовлюсь в Минске немножко с другой головой. Только так могу прокомментировать своё выступление там.

– Успехи Арины Соболенко на тебя как-то косвенно влияют? Зависть, ревность, злость, что ты можешь лучше...

– Нет. Знаете, я даже думала, что Арина выиграет US Open. Я понимаю, что она сейчас очень хорошо играет. Она молодец, потому что я всегда наблюдала за ней, как она работает, как она старается, отдает всю себя на корте. Понятное дело, что я всегда замечаю это, слежу за её какими-то успехами. Я уважаю её за то, что она делает на корте. У меня нет каких-то чувств злости, обиды, зависти. Я понимаю вещи, как они есть сейчас, и больше стараюсь фокусироваться на своем теннисе, на развитии себя, потому что раньше я больше следила за выступлениями других девочек, как-то им завидовала и была больше сфокусирована на них, нежели чем на себе. Сейчас я понимаю, что если я буду больше фокусироваться на себе, на своем выступлении, на своей подготовке, я выиграю с этого больше, чем если я буду думать о других.

– Твои ближайшие планы на остаток года, куда поедешь и где будешь играть?

– Сейчас мы планируем улететь в Китай, я буду играть там турнир в Гуанчжоу. Потом играю Ташкент, далее возвращаюсь домой где-то на неделю, и затем играю Линц – Люксембург. Пока что такие планы. Дальше не знаю. Если будет хотеться что-то сыграть, если не буду чувствовать, что достаточно, то, возможно, поеду на турниры в Лимож и Пуатье. Но пока что при удачном выступлении планирую завершить сезон в Люксембурге.

– А Москва? Кубок Кремля есть в твоих планах?

– Москва… Я пока что не попадаю туда в основу, я где-то 6-я в ALT. Я как-то не хочу рисковать своим попаданием туда, потому что хочется играть больше основу. Даже не чтобы сэкономить силы, а из-за очков. Там достаточно сильная квалификация. Хочется играть больше матчей, возможно, даже выиграть титул WTA 250 (прим. Категория International), потому что у меня нет этого титула. Пока что мне кажется, что мне нужно пройти этот уровень, 250-500 тысяч. Пока что я не думаю, что я могу пройти там, потому что там достаточно сильные составы и на данный момент я, наверное, ещё не готова соперничать с девочками на таких турнирах.

– Кубок Федерации – турнир для всех очень запавший в душу, много чего давший нашей стране. Что для тебя значит этот турнир, и какой ты можешь сделать вывод о своем участии в последних матчах, когда тебе наконец-то удалось выйти в одиночке, и в пару вас с Лидой поставили.

– На самом деле, когда играешь такие матчи, это неоценимый опыт, потому что тебе дают шанс поиграть с игроками уровня TOP-100 или TOP-50 – в зависимости от того, с кем ты играешь. Поэтому, на самом деле, это опыт для тебя в первую очередь как для игрока. Во-вторых, это, конечно, возможность сыграть за страну, получить эмоции, побыть в команде. Это немножко по-другому, нежели чем на профессиональных турнирах. Ну и, в принципе, это интересно, если наконец-то поехать в другую страну – не все же дома играть (улыбается)! Конечно, сначала это нравилось – первый раз, второй, третий – это нормально, но когда уже пятый раз, ты думаешь о том, что когда ты уже поедешь куда-нибудь? Понятно, что «куда-нибудь» – в Америку или Австралию – не очень хочется, ведь придётся разбивать сезон. Но вот мы сейчас поедем в Германию, и я, в принципе, рада, что мы куда-то съездим, что мы будем играть не дома. Даже будет интересно посмотреть, приедут ли болельщики, сколько их будет. Поэтому это интересно. Кубок Федерации – это всегда интересно.

– Твои ощущения перед матчем с Германией?

– Я, если честно, так далеко не заглядывала, потому что до матча с Германией ещё полгода. Мы даже не знаем, в каком городе мы будем играть. Не знаем составов, даже своего. Хотя, там вроде бы 5 человек со следующего года… Тогда, в принципе, наш состав известен. Даже хорошо, что не придётся кого-то выкидывать, обижать – в том плане, что стоял бы выбор между, я так понимаю, мной и Лидой, или между Викой и кем-нибудь ещё… Раньше была проблема с тем, что мало игроков было, не знали, кого в команду взять, а сейчас вон уже 4 человека в TOP-100. Лида у нас очень хорошо в паре выступает. По моим ощущениям, мы можем выиграть даже вне зависимости от состава немок, потому что у нас очень много игроков появилось, и мы достаточно сильная команда. Я думаю, что на нас будут очень серьезно настраиваться и уже по-другому нас воспринимать. Даже не так, как в этом году.

– Ты достаточно много и долго работаешь с Владимиром Круком. Как вам удаётся спустя столько лет находить все новые и новые точки опоры в ваших взаимоотношениях? В чем залог успеха вашего тандема?

– Ну, на самом деле… я даже не знаю. У нас как-то само собой всё идёт. Так получается, что даже как-то и придумывать ничего не приходится. Просто какие-то жизненные ситуации, какие-то матчи, моменты – они заставляют что-то новое открывать для себя, что-то новое узнавать о себе. Мы много общаемся не только на тему тенниса, но и о жизни. В процессе общения друг с другом мы начинаем понимать, чего бы он хотел добиться в теннисе как тренер, и чего бы я хотела добиться как теннисистка. Как-то все естественно происходит. То, что я могу сказать точно, – мне очень нравится работать с этим человеком. Как бы тяжело не было, мы всегда с ним за одно, мы всегда были командой. И я его никогда не подводила, и он меня никогда не подводил, и за это я ему очень благодарна, потому что пришлось через очень многое пройти. Было очень тяжело в начале, так как в нашу работу мало кто верил. И в нем сомневались как в специалисте, и в меня очень много кто не верил, но мы находим какие-то выходы и справляемся с этим.

  

– На носу Олимпиада 2020 в Токио. Держим кулачки, чтобы ты туда попала. С кем из наших белорусских ребят тебе удобнее было бы сыграть пару и микст?

– На самом деле, я очень хотела бы попасть на Олимпиаду. По-моему, там четверо могут пройти. Нужно стоять в TOP-50 – это я точно знаю. У меня ещё есть 2 года. Но вообще, хотелось бы как-то побыстрее попасть в TOP-50, там ведь ещё и закрепиться тоже нужно. Я бы хотела туда поехать, в Токио. А с кем пару играть… Если честно, мне всегда было комфортно играть с Ариной, и я до сих пор так считаю. Это доказывает даже турнир в Лугано – мы можем не играть 2 года вместе, а потом просто слёту выходим в финал, обыгрываем достаточно хороших соперниц. Мы никогда с ней много не разговариваем в парных матчах. У нас с ней все естественно происходит, даже можем не договариваться, кто куда подаёт. У нас все как-то само собой получается, очень естественно. Мы очень хорошо чувствуем друг друга в паре, и на корте нет никаких проблем.

– Вы много играли на юниорском уровне.

– Да. Так получалось, что мы много играли в паре за команду Беларуси. Очень много, где-то до 16 лет. Но не могу сказать, что именно тот опыт дал нам такое взаимопонимание. Просто, возможно, мы дополняем друг друга как игроки на корте. Её вот этот настрой, её запал, он мне очень подходит, мне очень нравится с ней играть. И, возможно, ей тоже комфортно, что я немножко как-то смягчаю всё, как-то дополняю, и она где-то дополняет. Мне так кажется. С ней бы я сыграла пару точно. А насчет микста, я даже не знаю. Это ещё нужно попасть туда. Если честно, я ни с Ильёй, ни с… Егором – забыла, как его зовут, потому что я его все время Герой называю (смеется) – мы общаемся, только когда на турнирах видимся или в Минске. Интересуемся, как дела, кто куда едет, на какие турниры, но как-то я с ними так близко не общалась никогда, и даже не знаю, с кем бы мне больше понравилось. Но, если так ответить, наобум, то, наверное, с Егором. Ну, а с Максом Мирным… С Максом, конечно, было бы прикольно сыграть, потому что человек столько уже в теннис играет! Просто было бы интересно почувствовать, как это, быть рядом с ним на корте.

– Подрастающие белорусские звёздочки в этом году выиграли Летний кубок Европы среди девушек до 18 лет. Юля Готовко выиграла турнир ITF $25 000. Наблюдаешь ли ты краем глаза за нашим будущим и твои мысли по этому поводу?

– Да-да, слышала. На самом деле Вова (прим. Владимир Крук – тренер Веры) очень любит быть в курсе всех результатов белорусов. Он такой человек, который любит думать и анализировать. Допустим, иногда он видит человека, говорит какое-то мнение по поводу него, и спустя полгода смотрит, был он прав или нет. Он любит на счет этого всего поговорить, а за одно и я в теме. Мы с ним разговариваем, и он мне рассказывает, что Юля Готовко выиграла двадцатьпятку, что наши девочки выиграли Летний Кубок до 18 лет, так что я всегда в курсе всего. Я думаю, что все, что происходит, – это все хорошо для нашего тенниса, и я считаю, что они все молодцы. Я знаю, что Юля достаточно хорошая девочка, у меня всегда были с ней нормальные отношения, и я её поздравляла насчет этой победы. Юля ведь тоже была в команде девочек на Кубке Европы. Мы когда-то тоже были в финале (прим. Серебро розыгрыша 2015, завоёванное Верой Лапко, Ириной Шиманович и Ариной Соболенко под началом Эдуарда Дуброва), и мы тогда проиграли русским, а они у них выиграли. Но я не могу судить и не могу рассказать что-то конкретное по этому поводу, потому что я не видела матчей и не видела, как они играют.

– За вами идет следующее поколение хороших теннисисток. Если вернуться к вопросу про Кубок Федерации, про скамейку запасных, то там уже скоро будет очередь на то, чтобы стать частью команды.

– Да, это точно. Как я уже сказала, раньше было непонятно, кого брать в команду, а сейчас людей слишком много. Если бы было только 4 человека в команде, если бы состав был такой, то пришлось бы кого-то выкидывать. Пришлось бы Тане Пучек думать: брать парницу, или брать одиночницу, которая может одиночку и пару сыграть? А сейчас хорошо, что можно выбирать, потому что это лучше, чем иметь одного или двух человек. То, что они идут за нами, показывают какие-то результаты – это, безусловно, в первую очередь хорошо для них, как для игроков. Во-вторых, это хорошо для страны, потому что тренеры смогут взять на заметку каких-то людей, будут знать, что если что, есть кому играть за команду.

– Перейдем к личным вопросам. Долгие перелёты – непосредственные спутники теннисиста по жизни. Что ты делаешь в долгих перелётах: книги, фильмы?

– В основном, если получается, я сплю, но бывает, что смотрю какие-то фильмы, которые идут в самолёте или которые я скачиваю на iPad или ноутбук. Книги я как-то сейчас перестала читать. Не знаю, как-то мне не хочется сейчас читать. Ещё мы вместе с тренером обсуждаем турниры, разговариваем по поводу того, как хотелось бы выступить, обсуждаем что-то по поводу тенниса и игры. А бывает, что просто разговариваем, общаемся.

– Мы что-то слышали про Гарри Поттера…

– Да! Я фанатик, мне нравится вся эта тема. Я даже купила волшебную палочку, когда была в Лондоне. Я могу не смотреть год, а потом опять всю эту серию пересмотреть, даже забыть что-то. Мне очень нравится этот фильм. Сейчас я понимаю, что это немножко по-детски, и думаю, что в скором времени он мне, возможно, перестанет нравиться (улыбается).

– Какое твое любимое блюдо и что ты любишь кушать, когда возвращаешься домой? Тебя сейчас месяц практически не было дома. Что ты маму попросила приготовить?

(Улыбается) В этот раз я забыла попросить маму что-то приготовить, но она сама приготовила говядину в горшочке с грибами в белом соусе. Научилась готовить нереальные блюда ради меня (смеется)! Очень люблю мамины пельмени. Я давно уже живу отдельно, но она даёт мне огромный пакет этих пельменей, чтобы я, если после перелёта поеду к себе домой, а не к ней, так вот чтобы я сварила себе пельмени, потому что они у неё действительно очень хорошо получаются.

– Свободное время у тебя вообще существует в твоем графике?

– Существует. Вот оно, сейчас, интервью даю (смеется).

– Ты встречаешься с друзьями? Какой твой день без тенниса?

– День без тенниса… Бывает, конечно. Сплю до упора, часов до 9-10-11, как пойдёт. В целом, просто иногда хочется в горизонтальном положении лежать целый день, смотреть фильмы и просто кушать. И все, больше ничего не хочется делать. Ну, а если хочется более активно провести выходной, то люблю погулять, с друзьями-подругами встретиться, или сходить в кафе, в ресторан вкусный, покушать вкусную еду, на шопинг сходить. Что-нибудь такое. Какие-то очень простые и всем доступные развлечения.

– Ты много путешествуешь, видишь много разных турниров. Тебе удается посмотреть именно место, в котором ты бываешь? И есть ли какое-то место, куда тебе хотелось бы вернуться как туристу?

– Вообще, такого почти никогда не бывает – посмотреть страну или город. Последний раз такое было в Париже. Я очень рано проиграла в первом круге квалификации Ролан Гаррос, и у меня было, не помню, вроде больше недели до первого круга пары. Так получилось, что мы сделали 2 или 3 дня отдыха, потому что я до этого непрерывно играла 3 недели, прям до финалов. Вот у нас получилось 2 свободных дня, и мы вместе с Вовой, с моим тренером, ходили гулять по Парижу. Я наконец-то увидела его немножко. Но на Эйфелеву башню я не пошла, потому что было лень стоять эту очередь, хотелось побольше и побыстрее походить, посмотреть все и вернуться уже в отель.

– Если бы не теннис, то какой вид спорта или какой вид деятельности? Задумывалась когда-нибудь?

– Да, задумывалась. И даже как-то бывали периоды, что больше хотелось чего-то другого, чем тенниса. Мне вот тренер говорит, что я очень люблю спорить, и что я могла бы быть очень хорошим адвокатом, потому что я всех защищаю всегда. Не знаю, может быть я и могла бы быть хороших адвокатом, но я как-то не думала об этом всерьез. Я бы, наверное, после карьеры хотела открыть свой бизнес. Не знаю какой, но точно что-нибудь открою, если хорошую карьеру проведу. Думаю, что что-то будет у меня своё.

– Мы надеемся, что твоя карьера будет долгой.

– Я тоже надеюсь на это (улыбается).

– Заключительный блиц и мы тебя отпускаем. Кошки или собаки?

– Собаки. Ой (смеется). И кошки, и собаки. Мне сейчас очень нравится кот, подпишитесь на него в инстаграме – @hosico_cat. Это вообще самый лучший кот в мире, я его поставила себе на заставку в телефоне, потому что у него такие щечки, и он такой милый… Ну, я не знаю (улыбается).

– Чай или кофе?

– Чай.

– Комедия, драма, фантастика?

– Комедия.

– Баста или Риана?

– Риана.

– В свободное время: валяться на пляже или ходить на экскурсии?

– Валяться на пляже.

– Матчи утренним или вечерним запуском?

– Вечерним.

– Одиночка или пара?

– Одиночка.

– Федерер или Надаль?

– Федерер.

– Хард, грунт или трава?

– Хард.

– Австралия, Франция, Англия или Америка?

– Мммм…. Австралия.

– Выиграть Олимпиаду, титул Большого шлема или стать 1-й ракеткой мира?

– Титул Большого шлема.

– На этом всё. Спасибо большое, Вера! Может, ты хочешь что-то сказать болельщикам?

– Да, конечно. Дорогие мои болельщики, спасибо вам большое за вашу поддержку. Мне всегда очень приятно получать сообщения со словами поддержки от вас! Болейте за меня, следите за моими результатами иии… Спасибо вам! (улыбается).

Следите за обновлениями сайта TENNIS.BY и за нашими социальными сетями, и помните – #МыТеннис !

facebookВконтактеtwitterInstagramYouTube

#belarustennis #tennisby

 

Материалы по теме:

#МЫТЕННИС. ИНТЕРВЬЮ. ЛИДИЯ МОРОЗОВА: «ВДОХНОВЛЯЯСЬ ТЕННИСОМ»

#МЫТЕННИС. ИНТЕРВЬЮ. АРИНА СОБОЛЕНКО: «ДЕВУШКА С ХАРАКТЕРОМ ТИГРА»